Як по маслу. Хто стоїть за угодою з продажу «Креатива»

Відкрите засідання уряду. 11 лютого

Продажа агрохолдинга «Креатив» — одна из самых сложных и запутанных историй 2015 года.

Компанию с миллиардной выручкой продали двум малоизвестным бизнесменам еще в сентябре 2015 года, но кто ее реальные собственники, до сих пор неизвестно.

В украинских СМИ звучали подозрения, что за сделкой стоят люди из команды премьер-министра Арсения Яценюка.

Причина проста: среди новых владельцев появился Артур Гранц. Этот бизнесмен близок к старому другу премьера Андрею Иванчуку и спонсору политпроектов Яценюка Леониду Юрушеву.

В феврале произошел новый виток. Государственный Укргазбанк продал долг «Креатива» одной из дочерних компаний группы «Кернел». Ее мажоритарный совладелец — мультимиллионер Андрей Веревский. Так в этом деле появился еще один фигурант.

Судя по всему, именно эта группа совместными усилиями получила основную выгоду от сделки, в которой тесно переплелись политика и большой бизнес.

ЭП выясняла, кто является конечным покупателем одного из самых больших производителей подсолнечного масла, и кому в итоге достанется большая часть активов аграрной группы «Креатив».

Ценный актив

11 февраля состоялось историческое заседание Кабмина.

Впервые министры принимали решения в прямом эфире, заседание затянулось на несколько часов. Поначалу Арсений Яценюк был в ударе: острил и демонстрировал свои менеджерские способности.

Остальные внимали премьеру и пытались сами не ударить лицом в грязь. Однако ближе к концу заседания премьерский запал куда-то подевался. Яценюк стал откровенно клевать носом, показывая, что потерял интерес к происходящему.

Внезапная сонливость выглядела странно. Как раз к этому времени министры начали обсуждать ситуацию в агрокомпании «Креатив», с которой через Артура Гранца уже несколько месяцев связывали нардепа Андрея Иванчука — ключевого члена его команды.

Сейчас «Креатив» — одна из самых проблемных компаний на рынке. Ее долги нынешние владельцы оценивают 660 млн долл, большая часть суммы считается для банков безнадежной. Однако так было не всегда.

До середины 2014 года агрохолдинг, принадлежавший нынешнему члену парламентской фракции «Відродження» Станиславу Березкину, входил в топ-3 украинских переработчиков семян подсолнечника и был вторым по величине экспортером подсолнечного масла.

Станислав Березкин

В состав группы входили девять заводов, восемь элеваторных комплексов, растениеводческие хозяйства, свинокомплекс и земельный банк — 35 тыс га.

В 2013 году — самом удачном для компании — «Креатив» заработал более 1 млрд долл выручки и показал 176 млн долл EBITDA. Больше — только у лидера украинского рынка подсолнечного масла — компании «Кернел».

«У нас стояла очередь из инвесторов», — вспоминает экс-руководитель и бывший миноритарный акционер «Креатива» Юрий Давыдов.

Вопрос, вынесенный на февральский Кабмин, касался взаимоотношений «Креатива» с государственным Укргазбанком. Стоит ли банку продавать просроченный долг компании — 95,7 млн долл — третьей стороне?

Министры решили: стоит.

Так, благодаря санкции правительства права требования на залог по банковскому кредиту — маслоэкстракционный комплекс в Кировоградской области — перекочевали от госбанка к одной из дочерних компаний группы «Кернел» Андрея Веревского, одного из богатейших украинских бизнесменов.

Кернел оказался единственным участником и победителем конкурса по покупке долга «Креатива».

Как правило, подобные решения утверждает правление банка. В случае с «Креативом» менеджмент переложил ответственность на Кабмин.

«Это действительно беспрецедентное событие, первая сделка такого рода, — рассказывает замминистра финансов Артем Шевалев, возглавляющий набсовет Укргазбанка. — Идея была в том, чтобы все сделать прозрачно. Почему-то в результате максимальной открытости возникло максимальное число вопросов».

Как выяснила ЭП, разрешение Кабмина могло оказаться частью сделки, которую спланировали старые и новые владельцы при посредничестве влиятельных украинских политиков.

Смена караула

В сентябре 2015 года в аграрной группе «Креатив» сменились собственники.

Четыре компании из Кипра и Виргинских островов — «Транслоджистик сервисез лтд», «Долебрер холдингз лтд», «Джиорналита ко лтд», «Зеруин ко лтд» — купили по 19,33% акций. Всего новые владельцы сконцентрировали 77,32% акций компании.

Основатели «Креатива» — Станислав и Максим Березкины — тогда же вышли из числа акционеров. По их словам, 80% маслоэкстракционного бизнеса, а также производство жиров, маргаринов и спредов перешли к новым хозяевам.

Свои 11% в компании продал и Юрий Давыдов, который руководил «Креативом» до августа 2014 года.

Сумма сделки не разглашалась. Участники рынка, с которыми общалась ЭП, оценили долю Березкиных без долгов группы 20-25 млн долл, Давыдова — примерно 3 млн долл.

Публичным представителем новых акционеров стал Рысбек Токтомушев — выходец из «БТА банка». Сам он довольно туманно объяснил, кто и зачем купил компанию.

Рысбек Токтомушев. Фото rbc.ua

«Группа акционеров — это ряд иностранных граждан и несколько украинцев, включая меня. Я управляющий акционер, то есть акционер-менеджер. К основным акционерам относятся: бизнесмен Артур Гранц как финансовый инвестор и я как управляющий акционер. Остальные акционеры — миноритарии и не принимают активного участия в управлении бизнесом», — рассказал он в интервью Forbes вскоре после объявления о сделке.

По основной версии, «Креатив» продали из-за неподъемной долговой нагрузки. В НБУ общий долг компании оценивали 630 млн долл. Новые владельцы называли еще большую сумму — 660 млн долл. Кому задолжал «Креатив»?

Первая группа кредиторов — госбанки. Основная часть приходится на Ощадбанк — около 315 млн долл, доля Укрэксимбанка — около 125 млн долл, Укргазбанка — 95,8 млн долл.

Из этого объема 125 млн долл долга перед Укрэксимбанком должны перейти к бывшим владельцам «Креатива» — семье Березкиных. Остальные «достались» новым владельцам.

Вторая группа кредиторов — синдикат международных банков, в который входят UniCredit Bank, Raiffeisen Bank, VTB Capital, Erste Group Bank, Societe Generale, ING Bank, Credit Europe Bank, Amsterdam Trade Bank и Intesa Sanpaolo. «Креатив» остался должен им 75 млн долл.

Именно нежелание синдиката пролонгировать кредит в середине 2014 года и стало причиной всех бед, считает экс-руководитель «Креатива» Давыдов.

Кредит для пополнения оборотного капитала у иностранных банков брали каждый год, после погашения — занимали снова.

В 2013 году «Креатив» занял у иностранцев 300 млн долл. Однако война, ее экономические последствия, а потом еще и дефолт агрохолдинга «Мрія» заставили кредиторов пересмотреть свои планы в отношении Украины. «Креатив» попросили о полном расчете. Компания погасила большую часть, но около 75 млн долл так и не вернула.

«Завтра любой игрок на рынке может оказаться в подобной ситуации, и какой бы у него ни был долговой портфель, каким бы он ни был эффективным, его бизнес остановится, ведь крупный бизнес по переработке строится на заемном капитале», — объясняет Давыдов.

Из-за нехватки оборотных средств на закупку сырья в 2015 году заводы группы практически остановились. Тогда же стало ясно, что компанию надо продавать. Березкины начали искать покупателя. «Креативом» интересовались такие крупные игроки как Noblе, Cargill и «Кернел». Последнюю компанию считали наиболее вероятным претендентом на поглощение «Креатива».

«Мы вели переговоры о покупке группы «Креатив» в течение года, но не договорились с прежними собственниками из-за завышенной цены актива на фоне высокой долговой нагрузки», — утверждают в пресс-службе «Кернела».

В итоге компания была продана не самым узнаваемым на рынке подсолнечного масла бизнесменам. Впрочем, большинство собеседников ЭП на рынке уверены, что Гранц и Токтомушев лишь номинальные собственники, их роль заключалась в «очистке» компании для более крупного игрока.

Это косвенно подтверждает бывший владелец «Креатива» Максим Березкин, который в интервью изданию Latifundist.com называет Токтомушева «человеком, выступающим от имени чьей-то стороны».

Березкин также утверждал, что семья не собиралась продавать бизнес, и намекнул на давление со стороны покупателя.

«Хотя рейдерского захвата в классическом понимании не было, в силу независящих от нас обстоятельств мы вынуждены были принять предложенные нам условия и продать нынешнему собственнику самую прибыльную часть бизнеса», — сказал он.

Публичные покупатели «Креатива» совсем не относятся к тяжеловесам украинского бизнеса, способным диктовать свои условия Брезкиным. До сих пор они играли вторые роли в командах более известных игроков.

Токтмушев — квалифицированный юрист, выходец из компании «Астерс», в 2009-2014 годах возглавлял наблюдательный совет украинской «дочки» казахстанского «БТА банка» бизнесмена Мухтара Аблязова. Также он был помощником одиозного нардепа Андрея Портнова.

2009 год. Глава Ощадбанка Андрей Пышный, Яценюк, Иванчук

Артура Гранца собеседники ЭП описывают как бизнесмена, близкого к кругу Леонида Юрушева и Андрея Иванчука. В госреестре он значится совладелцем компаний «БФ груп» и «Дьюти фри трейдинг».

Первая — арендует торговые площади в аэропорту «Борисполь», одно время в ней работал дальний родственник премьера Владимир Яценюк. Вторая — владеет магазинами беспошлинной торговли на границе Украины со Словакией, Венгрией, Россией, Польшей и Молдовой.

Еще одна малоизвестная роль Гранца — посредничество при покупке компанией «Укрлэндфарминг» Олега Бахматюка агрохолдингов «Дакор» и «Райз».

Тогда Бахматюк стал владельцем одного из крупнейших земельных банков в стране, а Гранц — представителем его компании «Райз-Максимико» в ассоциации «Укрсахар».

«Это мой знакомый, мы друзья. Я его знаю больше 15 лет. Он для вас малоизвестен, а на рынке его знали все», — рассказывал Иванчук в недавнем интервью «Украинской правде». Однако от причастности к сделке по «Креативу» открещивался.

«Гранц — реальный бизнесмен», — подтверждает один из инвестбанкиров. Но в такой сделке он не может играть сам, уверен банкир.

Почему «Кернел»

Еще в сентябре компанией интересовались два иностранных претендента — Cargill и Noble Resourses.

Однако в конкурсе на право покупки долга принял участие только один участник — компания «Зерновой терминал», которая входит в структуру «Кернела». Почему смолчали иностранцы?

Самая реальная версия — они не захотели покупать права требования и мучиться потом с получением залога. Их можно понять. Де-юре завод все еще находится в собственности «Креатива», и чтобы его получить, надо выиграть суды, а затем добиться взыскания имущества.

«Такие деньги за право требования готов платить тот, кто считает, что у него есть определенные мускулы в украинской судебной системе», — признает Шевалев.

Претенденты на участие в конкурсе должны были соблюсти лишь одно условие: предложение должно покрыть сумму кредита и начисленные на момент конкурса проценты, всего — 95,7 млн долл. «Кернел» предложил погасить 50% суммы сразу, еще 50% — в течение пяти лет.

Овчинка стоит выделки. С учетом беспроцентной рассрочки на пять лет «Кернел» заплатит за актив около 70% от суммы, подсчитали в Минфине (так называемый показатель NPV. — ЭП), но ничего страшного в этом не видят.

«Давайте говорить честно: если бы в прессе не появлялись подозрения, что за этим кто-то стоит, к сделке не было бы никаких вопросов. Кто из банков сейчас продает кредиты по 100-процентному номиналу?» — разводит руками Шевалев.

Андрей Веревский

Однако собеседники ЭП на аграрном рынке считают, что компания Веревского изначально должна была стать конечным покупателем бизнеса Березкиных. На это указывают несколько факторов.

Во-первых, это покупка имущественных прав на маслоэкстракционный завод «Эллада», который находился в залоге у Укргазбанка. Сам факт покупки «Кернелом» прав требования говорит о том, что для агрохолдинга это процесс управляемый.

«В противном случае это рискованный шаг. Спросите у любого бизнесмена, купил ли бы он имущественные права на актив, который не контролирует. При здравом уме никто бы такого не сделал. Что дальше с ним делать? Как его забрать? В лучшем случае — это три-пять лет судебных прений, в худшем — управляемое банкротство и десять лет занимайся взысканием», — говорит менеджер одного из украинских зернотрейдеров.

При этом новые владельцы по непонятной причине проигнорировали конкурс, открыв «Кернелу» путь к «Креативу». По оценке Давыдова завод, который находился в залоге у Укргазбанка, в 2013 году обеспечил около 40% всей выручки компании.

К тому же сам по себе он не сможет работать без инфраструктуры, которая вместе с первой и второй очередями завода находится в залоге у Ощадбанка. Банком руководит Андрей Пышный — давний соратник Ярсения Яценюка и Андрея Иванчука.

Во-вторых, большая часть мощностей группы «Креатив» уже работает на «Кернел», по давальческим схемам.

«Этот сезон мы проходим на давальческой схеме. Мы решили не начинать работать на своей семечке, пока не договоримся с банками по реструктуризации», — заявил агентству «Интерфакс-Украина» управляющий акционер компании Рысбек Токтомушев.

Так, весь 2015-2016 маркетинговый год на заводах «Креатива» будет производиться масло для «Кернела» и для компании «СФС трейд», которой, по данным delo.ua, владеет упоминавшийся бывший глава правления группы Юрий Давыдов.

Сам Давыдов заявил ЭП, что «СФС Трейд» не работает с «Креатив», а сам он не является владельцем компании.

Пресс-служба «Кернела» признает, что загрузила «Креатив» своим сырьем еще в сентябре. Как раз тогда Токтомушев и Гранц вступили в права на актив.

В-третьих, производство масла на заводах «Креатива» обходится компании Веревского значительно дешевле, чем в среднем по рынку. Тариф для «Кернела» — 28 долл за тонну, рассказал собеседник, знакомый с работой компании в новых условиях. Рыночная цена — около 40 долл за тонну.

«Мы не можем комментировать коммерческие условия контракта, но хотели бы акцентировать, что цена по переработке подсолнечника на рынке зависит от многих факторов: объема контракта, обязательств сторон, периода, когда осуществляется переработка. Также важным фактором является финансовое состояние контрагентов и риски, связанные с таким сотрудничеством», — заявили в пресс-службе «Кернела».

В-четвертых, в преддверии сделки — в августе 2015 года — в менеджмент «Креатива» вошли люди, ранее работавшие в агрохолдинге Веревского. Например, главой правления компании «Креатив груп» стал Григорий Капустян, который ранее возглавлял Бандурский маслоэкстракционный завод «Кернела».

Глава одной из аграрных компаний уверяет, что сделка была согласована еще летом 2015 года.

«Детали мне неизвестны. Вряд ли Веревский или Арсений кому-нибудь об этом скажут. Яценюк выступал гарантом по сделке. Был ли задействован Иванчук? Наверняка, потому что без его участия такие сделки не проходят», — отмечает собеседник.

Почему Веревский не купил компанию напрямую у Березкиных?

Во-первых, ему не нужна вся компания, а лишь бизнес по переработке подсолнечника.

Во-вторых, самый важный для «Кернела» сдерживающий фактор — это репутационные риски. Если бы агрохолдинг ввязался в историю с реструктуризацией долгов пред госбанками и иностранными кредиторами, он бы не вышел из истории без имиджевых потерь.

Чтобы перезапустить бизнес, кому-то надо «кинуть» банкиров. «Кернелу», который зависит от банков не меньше «Креатива», это не с руки.

По информации источников ЭП, после иноформации о продаже кредита Укргазбанка синдикат иностранных банков также согласился продать свои долги с неплохим дисконтом. «Кернелу» нужны «чистые» активы.

Андрій Самофалов, Дмитро Дєнков, для ЕП, за підтримки фонду «Відродження»

Все про: АПК, Кернел, Веревський, Яценюк