«Вулична їжа» дісталася одному гурману

Основатель киевского фестиваля уличной еды, который проводится на арт-заводе «Платформа», заявил, что зарегистрировал словосочетания «уличная еда», «фестиваль еды», food fest, street food fest и ulichnaya eda как торговые марки.

По словам основателя Романа Тугашева, их использование в контексте проведения мероприятий другими лицами является нарушением авторских прав.

Из его заявления, размещенного на странице проекта «Уличная еда» в Facebook, следует, что в разных регионах Украины готовятся подобные фестивали.

Например, фестиваль уличной еды и музыки «Чіга-біга» в Железном порту Херсонской области, фестиваль уличного наслаждения «Тарелка еды» и Gastro-Dnepr: фестиваль еды и удовольствий в Днепропетровске.

Некоторые из них, по словам Тугашева, убеждают участников, что они представители «Уличной еды», а это не соответствует действительности.

«Мы постоянно мониторим рынок и настоятельно рекомендуем не нарушать закон, а честно работать и самостоятельно добиваться успеха, не прикрываясь нашим именем и репутацией», — говорится в заявлении Тугашева.

Свой первый фестиваль уличной еды Тугашев организовал в Киеве более двух лет назад. Он собрал в одном месте любителей поесть и тех, кто решил попробовать себя в продаже «быстрой», вкусной и полезной еды. Начали с семи участников-торговцев едой, посетителей было около 500.

Далее фестиваль развивался даже быстрее ожиданий организаторов, с каждым разом привлекая все больше участников и посетителей. Ближайший киевский фестиваль на арт-заводе «Платформа» будет уже четырнадцатым по счету.

С апреля 2015 года количество посетителей каждого фестиваля держится на уровне 30 тыс человек, а участников набирается под сотню.

Принцип заработка такой: посетители платят пару десятков гривен за вход, а владельцы торговых точек — несколько тысяч за участие. В итоге оборот фестиваля, по оценкам издания «Лiгабiзнесiнформ», составляет около 1 млн грн, хотя большая часть этих денег уходит на покрытие организационных расходов.

Хитрости регистрации

По данным «Украинского института промышленной собственности», Тугашев является владельцем ТМ «Фестиваль уличной еды» и «Уличная еда» с 2013 года.

Перечень услуг, для которых они зарегистрированы, довольно интересный и не включает ничего, связанного с едой. Например, под торговой маркой «Фестиваль уличной еды» могут оказаться, в том числе, канцелярские работы, психологическое тестирование для отбора сотрудников, услуги школ-интернатов.

Там также есть услуги по организации соревнований, конференций, концертов, ярмарок, демонстрация товаров в пользу третьих лиц. Они наиболее близки к тому, чем занимается Тугашев, — организации фестивалей, говорит патентный поверенный Патентно-юридической компании IPStyle Мария Ортинская.

 Нажмите для увеличения

Торговая марка «Уличная еда» зарегистрирована для широкого перечня услуг, имеющего отдаленное отношение к уличное еде.

Например, для учебы в академиях, аттестации, парков аттракционов, проката аудиоаппаратуры, услуг передвижных библиотек. То есть производители уличной еды могут продолжать называть ее «уличной», объясняет Ортинская.

  Нажмите для увеличения

Как рассказывает патентный поверенный и управляющий партнер патентной фирмы Prima Veritas Наталья Владимирова, украинское законодательство предусматривает возможность регистрации «обычных» слов и фраз.

Просто они должны быть оригинальными для тех товаров и услуг, для которых заявляется правовая охрана. К примеру, слово «розетка» не может быть зарегистрировано для розеток, но вполне успешно охраняется для услуг оптово-розничной торговли — речь об интернет-магазине Rozetka.

Слово «батон» для хлеба получить нельзя, но для напитка или заведения — можно, говорит Владимирова. Поэтому бренды «Уличная еда» и «Фестиваль уличной еды» зарегистрированы не для производства и продажи продуктов питания.

«Нас многие упрекают в нелегитимности регистрации «обычных словосочетаний», однако мы действуем в рамках законодательства», — утверждает Тугашев.

Если последуют изменения в этой сфере законодательства, он обещает обязательно им последовать. Пока же единственно возможным форматом работы в рамках защиты бренда является только этот, говорит он.

Защита и нападение

Тугашев утверждает, что зарегистрировал эти словосочетания не для того, чтобы иметь возможность тянуть в суд всех организаторов подобных фестивалей. «При развитии фестиваля я оценивал все риски потери бренда в будущем, и как дипломированный юрист позаботился о правовой защите», — объяснил он.

Рынок ивентов в 2013 году только начинал развиваться, и появление на нем ряда фестивалей уличной еды было закономерным. Со временем в медиаполе идентичные названия стали мелькать все чаще.

«Это не могло не вызвать путаницы у гостей или участников, знакомых с нашими стандартами проведения мероприятия», — рассказывает предприниматель.

По его словам, за время проведения фестивалей он и его команда выработали некий качественный уровень, на котором базируется их торговая марка.

«Использование такого же названия может вводить в заблуждение посетителей. Если какой-то фестиваль провалит экзамен на качество, эта «слава» припишется нашему мероприятию. Посетитель не вникает в тонкости организации, ему неинтересно, кто за этим стоит», — делится мыслями Тугашев.

Если другие организаторы хотят проводить подобные фестивали, им необходимо через суд признать торговые марки «Уличная еда» и «Фестиваль уличной еды» недействительными, говорит Ортинскакя. На это есть все шансы. По ее мнению, вопрос правомерности данной регистрации спорный.

Управляющий партнер адвокатского объединения «Юскутум» Артем Афян объясняет, что процедура регистрации в Украине весьма формальна. При регистрации не учитываются мировые веяния и тренды.

С одной стороны, регистранты, скорее всего, первыми начали использовать такие словосочетания в Украине и первыми подались на регистрацию.

С другой стороны, фестивали уличной еды известны в мире. Именно так они и называются. Многие путешественники и туристы сталкивались с ними и читали о них задолго до того, как эти мероприятия начали появляться в Украине.

Именно к этому могут оппонировать организаторы других фестивалей подобного формата, если надумают обратиться в суд.

«Сочетание этих слов связывается у публики с форматом мероприятия, а не конкретными организаторами. Поэтому шансы на признание торговой марки недействительной существуют», — полагает Афян.

Однако пока выданное государством охранное свидетельство действительно, его придется уважать, говорит юрист. По его словам, Тугашев имеет право запретить упоминать эти словосочетания организаторам других праздников.

Шоу-бизнесу не до судов

Споры организаторов массовых мероприятий из-за бренда периодически происходят. В Украине это не первый случай.

Похожая ситуация была с «Арт-пикником Славы Фроловой». Это серия образовательных и развлекательных мероприятий под руководством украинской ведущей и основательницы одноименного фонда поддержки молодого искусства.

Арт-пикники проводятся в Киеве уже несколько лет наряду с другими мероприятиями и концертами, которыми летом обрастает столица.

В мае 2015 года пресс-служба «Арт-пикника Славы Фроловой» заявила о несанкционированном использовании соответствующего бренда.

Как выяснилось, в Киеве готовилось мероприятие Kiev May-Art Picnic. Его название, по мнению представителей Фроловой, сходное до степени смешивания с торговой маркой «Арт-пикник», обозначение которой она зарегистрировала.

В сообщении пресс-службы говорилось, что использование этого названия без письменного разрешения Фроловой является преступлением и основанием для привлечения к уголовной, гражданской и административной ответственности.

По словам пресс-секретаря Kiev May-Art Picnic, дальше публичных обвинений дело не дошло: Фролова не подавала в суд, так как причин для этого не было.

«Мероприятие называлось Kiev May-Art, а picnic — это формат проведения мероприятия. Нельзя получить права на формат проведения. Это все равно, что зарегистрировать слово «концерт» и запретить всем проводить концерты», — рассказывает представитель Kiev May-Art Picnic.

Как объясняет Афян, в Украине торговые марки в сфере шоу-бизнеса редко становятся объектом судебных разбирательств. «Этот бизнес слишком динамичен, ему сложно ждать судебную черепаху. Зачастую все ограничивается публичными заявлениями, которые множат обоюдный пиар», — подытожил он.

По словам Тугашева, обычно его команда связывается с организаторами фестивалей, в чьих названиях присутствуют его зарегистрированные обозначения, и просит их внести коррективы.

«Все подходят к этому с понимаем. Иск — не решение, он не может устраивать обе стороны. Мы пытаемся найти компромисс», — объясняет он. Впрочем, менеджер не исключает: судебное разбирательство может стать крайней мерой.

Все фото с Фейсбук-страницы проекта «Уличная еда»

Все про: підприємництво, Київ