Ахметов пережил войну и готовится вернуться в политику

Об этом российскому изданию «Медуза» заявили источники из окружения Ахметова. По их данным, переговоры о назначении идут не только в Киеве, но и в Москве, и если они завершатся успехом, ситуация в Донбассе серьезно изменится. Ахметов всегда выступал и за высокую самостоятельность Донецкой области, и за территориальную целостность Украины. Два года конфликта на юго-востоке страны дорого обошлись олигарху: он едва не лишился местных активов; в Киеве его обвиняли в связях с сепаратистами, в Донецке — в работе на Киев. О том, как Ринат Ахметов провел два последних года, а также о его политических амбициях рассказывают спецкор «Медузы» Илья Жегулев и киевская журналистка Мария Мороз.

Ноябрьским вечером 2015 года на Майдане в Киеве собралась сотня людей: некоторые из них были в камуфляже, некоторые — в гражданском. С маленькой сцены вещал немолодой лысоватый мужчина, глава «Объединения украинских националистов» Николай Кохановский. «Сегодня мы будем бить Рината Ахметова, как только позволит нам наш ресурс», — говорил он. По мнению протестующих, именно Ахметов поддерживал сепаратистов в Донбассе и должен был ответить за это.

Микрофон взял пожилой мужчина и начал говорить, что «анархия не нужна», действовать следует законными методами. Его спокойно дослушали, затем к нему подошел человек в камуфляже и одним ударом сбил с ног на мокрый гранит.

Граждане, выстроившись в организованную колонну, пошли к офису «Систем кэпитал менеджмент» (СКМ) — холдинга, созданного Ринатом Ахметовым. По дороге люди громко скандировали: «Ринату Ахметову — смерть, смерть, смерть!» Однако когда сотня рассерженных киевлян дошла до офиса, выяснилось, что погромщиков ждали: тут стояли военные без шевронов, мужчины в черной одежде без опознавательных знаков и полицейские. Защитников Ахметова оказалось втрое больше, чем атакующих. Прошло всего десять минут, и Николай Кохановский с крыши автобуса уже призывал людей перестать бросать камни в сторону офиса, он просил всех вернуться на Майдан.

Юноша, назвавшийся Димой, снял балаклаву и пожаловался в этот момент корреспонденту «Медузы»: «Надо было лучше готовиться». В прошлый раз ему и его товарищам удалось выломать дверь и разбить несколько камер наблюдения в офисе «Систем Кэпитал Менеджмент». «Никто заранее не предупреждал об акции, поэтому и получилось попасть внутрь, пусть нас тогда и было намного меньше», — хвастался Дима.

Всю зиму Кохановский с товарищами возвращались к офису СКМ и пытались его разгромить. В феврале 2016-го после очередной из попыток его посадили под домашний арест; 23 марта он был выпущен под подписку о невыезде.

Бенефициар Донбасса

Ринат Ахметов — не просто самый богатый украинец. До войны на юго-востоке страны его считали «бенефициаром Донбасса». Он также сыграл определяющую роль в победе Виктора Януковича на президентских выборах в 2010 году. Ахметов был главным спонсором «Партии регионов», не расстался с партийным билетом после «Евромайдана» — и даже сейчас прочно ассоциируется с прежней властью. Он колоссально богат, даже по сравнению с другими украинскими олигархами. Состояния российских миллиардеров из первой пятерки Forbes — сопоставимые, да и лидеры топа не раз менялись; а на Украине в конце 2013 года Forbes оценил состояние Ахметова в 12,5 миллиардов долларов — в четыре раза больше, чем у Виктора Пинчука, занимавшего второе место в рейтинге. Наиболее известного в России украинского предпринимателя Игоря Коломойского с его двумя миллиардами долларов Ахметов по доходам опережал в шесть раз.

Ахметов родился в шахтерской семье. Основной капитал заработал во время приватизации начала 1990-х — он скупал украинские горно-добывающие активы, выстраивая полный цикл производства металла. Позднее дополнил пакет энергетическими активами и телекоммуникационным бизнесом. Все эти активы были объединены в холдинг «Систем кэпитал менеджмент». Сейчас СКМ — самый крупный холдинг на Украине, туда входят больше 100 компаний, от автозаправок и розничных сетей до сельхозпредприятий и донецкой футбольной команды «Шахтер». Выручка холдинга в 2014 году составила 18,5 миллиарда долларов. Если бы рейтинг крупнейших частных компаний России и Украины был общим, СКМ занял бы в нем второе место, пропустив вперед только «Лукойл».

С приходом к власти Виктора Януковича в 2010 году началось укрепление позиций его «семьи», в которую входили как родственники Януковича, так и близкие к нему бизнесмены. Ахметов, несмотря на финансирование «Партии регионов», членом «семьи» не являлся, но соратники президента никак не мешали его бизнесу — все-таки предприниматель был полезным для Януковича человеком.

Ахметов активно инвестировал в родной Донбасс. Например, построил футбольный стадион «Донбасс-Арена» за 400 миллионов долларов, и это была самая серьезная частная инвестиция в чемпионат Европы по футболу, прошедший на Украине и в Польше в 2012 году.

Ринат Ахметов (слева) и депутат от «Партии регионов» Борис Колесников в штабе победившего на выборах президента Украины Виктора Януковича, 17 января 2010 года
Фото: УНИАН

Во второй половине 2013-го Виктор Янукович прекратил переговоры об ассоциативном членстве Украины в Евросоюзе. Ахметов внешнеполитический разворот на Москву встретил настороженно. С точки зрения бизнеса он ничего не терял, рассказывает «Медузе» его партнер по бизнесу Вадим Новинский, однако для Ахметова, как и для многих других украинцев, это стало полной неожиданностью, тогда как неожиданностей олигарх не любил. Тем не менее, у Ахметова все равно не было возможности повлиять на решение Януковича, и он предпочел как обычно остаться в стороне и переждать.

Тем временем в Киеве разворачивался «Евромайдан» — толпа требовала отставки Януковича. К концу 2013 года протестное движение захватило почти все украинские регионы. 31 декабря 2013-го проевропейские активисты пришли пикетировать резиденцию Ахметова в Ботаническом саду в Донецке. Участники акции были уверены, что бизнесмен находится в Лондоне, но неожиданно к митингующим подъехал черный «Мерседес», за рулем которого был сам Ахметов. Предприниматель, одетый в легкую куртку и тренировочные штаны в полоску, вышел из машины и направился к собравшимся. Больше всего Ахметова разозлили обвинения в том, что он «сбежал». «Вы сказали, что я в Лондоне, а я пришел без охраны один, я здесь, смотрю вам в глаза, — негодовал он. — Я патриот нашего края. Если вы хотите, чтобы Украина была сильная — я с вами, независимая — я с вами, целостная — я с вами».

Предприниматель сел в автомобиль, хлопнул дверью и уехал. Ахметов тогда не лукавил, говорят источники «Медузы» в его окружении: к жизни вне Донецка бизнесмен не может привыкнуть до сих пор, он проводит время то в Лондоне, то в Киеве, каждое место считая временным.

В сознании протестующих на Майдане Ахметов оставался «правой рукой Януковича», хотя бизнесмен не во всем был согласен с президентом. Например, когда парламент Украины в 2013-м принял законы, ужесточающие порядок мирных собраний, Ахметов пытался убедить Януковича не подписывать их; об этом бизнесмен рассказал в интервью для книги «Майдан. Нерассказанная история» Сони Кошкиной. Свою последнюю встречу перед бегством с Украины Янукович тоже провел с Ахметовым. Это было 22 февраля 2014-го — после того, как Янукович выехал из Киева в Харьков, а оттуда — в Донецк. Как рассказывал Ахметов, на встрече он пытался уговорить Януковича подать в отставку. «Это была, пожалуй, самая немногословная наша с ним встреча… Он был очень задумчив и почти все время молчал», — вспоминал в книге Ахметов. Поговорив с предпринимателем, Янукович отправился в Крым, а оттуда — в Россию, и с тех пор с Ахметовым ни разу не общался даже по телефону.

10 миллионов долларов для сепаратистов

Сепаратистские настроения в Донбассе Ахметов поначалу пытался взять под свой контроль. Идея независимости от Киева ему нравилась; украинские регионы имеют мало полномочий: губернаторы назначаются президентом, формирование бюджетов скопировано с российской системы — почти все налоги регионы отдают в центр, а взамен получают дотации. Ахметов надеялся, используя недовольство жителей юго-востока Украины новой властью, договориться с Киевом о децентрализации — выборности губернаторов и большей экономической свободы. Фактически Ахметов хотел сделать Донбасс своей вотчиной, вне зависимости от того, кто находится у власти в Киеве. Однако предприниматель недооценил силу внешнего воздействия на сепаратистские настроения в Донбассе.

Всего через пять дней после бегства Януковича, 27 февраля 2014 года, Ахметов как обычно пришел на матч своей любимой команды «Шахтер» на «Донбасс-Арене» В ответ на предложение диктора почтить память граждан, погибших на Майдане, Ахметов встал, а болельщики его клуба стали скандировать«Беркут!» (спецподразделение украинской милиции, разгонявшее «Евромайдан»).

Болельщики «Шахтера» освистали погибших на Майдане во время минуты молчания

Примерно в эти же дни партнеру Ахметова Новинскому позвонил из Женевы украинский предприниматель Игорь Коломойский. После отлета Януковича и. о. президента Александр Турчинов и его соратники распределяли портфели губернаторов, и Коломойский предложил закрепить каждый регион за крупным бизнесменом. Коломойский хотел возглавить Днепропетровскую область (так в итоге и вышло), Запорожье отдать Виктору Пинчуку, Луганскую область — Сергею Таруте, Донецкую — Ахметову. Самому Новинскому Коломойский предложил выбрать между Николаевской областью и Крымом.

Но в должности губернатора у Ахметова было два пути: или возглавить протест против Киева, или «проливать кровь своих земляков»; ни того, ни другого он не хотел. Когда ему позвонили уже из Киева, олигарх отказался от губернаторства, но обещал поддержать известного украинского предпринимателя Сергея Таруту, который к тому времени отказался возглавить Луганскую область. Тарута был назначен губернатором Донецкой области 2 марта — только его администрация вскоре была уже захвачена, а на флагштоке висел российский флаг.

На 8 апреля украинские силовики наметили штурм захваченной администрации. В город приехал отвечающий за силовой блок вице-премьер Украины Виталий Ярема. Как рассказывает источник из окружения Ахметова, бизнесмен лично принес в обладминистрацию 10 миллионов долларов наличными: он хотел, чтобы чтобы один из лидеров сепаратистов Денис Пушилин тихо ушел с этими деньгами; а Ахметов договорился бы с силовиками — и они вместе свели протест на нет.

Произошло непредвиденное. Пушилин якобы заявил: «Нам дали сильно больше, и ты тут больше ничего не решаешь». Шокированный Ахметов все же попытался поговорить с рядовыми протестующими и убедить их, что Донбасс — это часть Украины, обещал им свою поддержку. Но в ответ ему говорили, что готовы воевать с Киевом, в буквальном смысле слова.

Как рассказывает «Медузе» тогдашний губернатор Донецкой области Тарута, через 40 минут Ахметов вернулся обратно и сказал: «Они абсолютно неадекватные. Для них я не авторитет. Ни на какие условия они не идут. Я сделал, что мог». И уехал.

Ахметов исчез на месяц. Его люди продолжали искать встреч с лидерами сепаратистов, пытаясь склонить их к сотрудничеству. Бывший председатель совета министров ДНР Александр Бородай, приехавший в Донецк 16 мая 2014 года, рассказывает «Медузе»: не было ни одного лидера самопровозглашенной народной республики, с кем Ахметов или его люди не пытались бы вести переговоров.

Командир батальона «Восток» и секретарь Совета безопасности ДНР Александр Ходаковский рассказал «Медузе», как ему позвонил предприниматель и депутат, владелец донбасской «Шахты Засядько» Ефим Звягильский и сказал, что с ним хочет встретиться «один серьезный человек» — им оказался сам Ахметов. По словам Ходаковского, на встрече Ахметов пытался убедить его «как земляка», что Донбасс можно отстоять и мирными средствами. Но Ходаковский ему возражал, что жители Донбасса уже ничего не могут сделать. «Ахметов всегда отличался особой политической интуицией. Он профессионально играл в карты, водился с профессиональными „каталами“ еще в начале 1990-х годов. У таких людей есть способность быстро работать мозгами и рассчитывать все варианты событий. Но в этот раз интуиция его подвела. Я ему сказал, что его действия абсолютно бесперспективны, Россия сюда зайдет. Он мне не поверил, и зря — в некоторых вещах я оказался прозорливее», — говорит Ходаковский.

По его словам, Ахметов до последнего считал нагнетание конфликта «блефом со стороны России»: «Зашла, попугала, а потом сдаст за определенные уступки».

В разговоре с «Медузой» москвич Бородай признает: одной из основных «задач, поставленных перед ним», была политическая борьба с Ринатом Ахметовым и его окружением. Тарута, продержавшийся на посту губернатора до октября 2014-го, подтверждает, что практически все лидеры сепаратистов поддавались на уговоры людей Ахметова, но лишь ненадолго. «Потом приезжали ночью российские военные и жестко их предупреждали, чтобы они не брали [денег]. Тогда уже прослушивались телефоны. Они знали, кто что говорит и тут же нейтрализовывали возможные соблазны этих так называемых лидеров», — утверждает Тарута.

Выходили люди Ахметова и на Бородая. «Я хотел заставить его людей понять только одно: тут у нас [в Донбассе] не временное движение, которое Ахметов может прекратить, когда захочет. Что ситуацию он не контролирует и контролировать не будет. Поэтому, если он хочет выжить как бизнесмен, путь только один — бежать в Москву и там договариваться», — вспоминает Бородай.

Пока Ахметов пытался договориться, обе стороны перешли к силовым действиям, а к этому сценарию бизнесмен совсем не был готов. «Он не решился поднять своих шахтеров против ДНР, хотя и мог бы, наверное. Думаю, побоялся большой крови и гражданской войны внутри самой ДНР», — говорит человек, близкий к Ахметову.

Вечером 20 мая 2014-го Ахметов улетел по делам в Киев. 25 мая его резиденцию в Донецке захватили вооруженные представители подразделения «Оплот» под руководством будущего главы ДНР Александра Захарченко. Какие-то люди, называвшие себя членами кабинета ДНР, раздавали интервью о том, что захват осуществлен с «санкции Бородая», а его цель — уговорить Ахметова признать ДНР.

Больше в Донецке Ахметов не появлялся.

Бойцы ДНР у донецкой резиденции «Люкс» Рината Ахметова, 5 мая 2014 года
Фото: Александр Чиженок / Интерпресс / ТАСС

Коля и Вова

Переехав в Киев, Ахметов перестал появляться на публичных мероприятиях, праздниках и даже бросил ходить на матчи «Шахтера» (команда с началом боевых действий перебралась во Львов). Как-то раз «Шахтер» играл важный матч; партнер Ахметова Новинский на него собирался и спросил самого предпринимателя, не хочет ли он сходить. «Первый матч, на который я пойду, будет проходить на стадионе „Донбасс-Арена“», — ответил Ахметов.

Семь предприятий его холдинга с общим штатом в 29 тысяч человек, расположенных в Донецкой и Луганской областях, оказались в зоне военного конфликта. Еще пять заводов, где работали почти 37 тысяч сотрудников, — в прифронтовой зоне. Бородай говорит, что некоторые предприятия находящиеся на территории ДНР брались во временное управление — по его словам, таковы были условия военного времени. Так, вооруженные люди 28 августа захватили входящие в холдинг СКМ Донецкий энергозавод и завод Донецкгормаш. Чуть позже был захвачен Горловский машиностроительный завод, крупнейший производитель горношахтного оборудования. Некоторые временно отчужденные предприятия через какое-то время передавались обратно.

Бородай рассказывает, что «разруливанием» вопросов, связанных с активами Ахметова, занимались «некие Коля и Вова». Именно они проводили переговоры с властями, договаривались о возвращении предприятий обратно в собственность холдинга — и вообще, были полуофициальными представителями СКМ на территории самопровозглашенных республик. Как рассказал «Медузе» близкий к Ахметову источник, «Коля и Вова» — это бывший замминистра внутренних дел Украины Николай Купянской и бывший руководитель службы безопасности СКМ, депутат Верховной рады Владимир Малышев. Оба пенсионного возраста и с богатым прошлым — были главами МВД в Донецкой области и умели находить общий язык с другими силовиками. Сейчас они благополучно находятся в Киеве.

Ахметову удалось не только оставить большинство предприятий в собственности, но и сохранить их в налоговой зоне Украины. Главная угроза от «Коли и Вовы» — закрытие предприятий — действовала на сепаратистов безотказно. Любые иностранцы, не говоря уже об украинских предприятиях, отказались бы сотрудничать с непризнанной республикой. «Отнял металлургический завод — и что делать с производимой чушкой? С какими рожами мы приедем в Милан в представительство контрагентов? Если отнять завод, то его продукцию ни вывезти, ни продать», — говорит Бородай. У Ахметова, правда, появились дополнительные издержки: сильно выросли затраты на логистику из-за того, что было нарушено железнодорожное сообщение между металлургическими комбинатами и портом в Мариуполе.

Один из директоров СКМ Джок Мендоза рассказывал, что объем производства крупнейшего из подразделений группы — «Метинвеста» — снизился всего на 20%. Продукция, вывозимая из ДНР, считалась произведенной на Украине. По словам Бородая, если остальные производства, принадлежащие другим собственникам, по энергопотреблению упали до 50%, то предприятия холдинга СКМ — всего на 10-15%; иными словами, производство не прекращалось и даже не сильно сбавляло обороты.

Мягкая сила

В то же время, принадлежащая Ахметову крупнейшая частная энергетическая корпорация Украины ДТЭК (объединяет энергетические предприятия в разных регионах страны, в том числе на юго-востоке) закончила 2015 год с чистым убытком 1,4 миллиарда долларов — в два раза больше, чем по итогам 2014-го.

В Киеве у Ахметова возникли куда более серьезные проблемы, чем в зоне «антитеррористической операции». После формирования нового правительства должность министра энергетики досталась Владимиру Демчишину, который практически сразу обвинил Ахметова в монополизации рынка, непрозрачной процедуре приватизации большинства активов компании во времена президентства Януковича, давлении на правительство путем веерных отключений электричества и желании поднять цены на уголь. Бывший инвестбанкир Демчишин решил лишить холдинг Ахметова тех «тепличных условий», которые были созданы для него при Януковиче.

Обновленный состав комиссии по госрегулированию в сфере энергетики в первой половине 2014 года снизил цену закупки электроэнергии с 1,2 гривны до 90 копеек за 1 киловатт-час. Затем Киев отказался платить Ахметову за потребленную в зоне АТО электроэнергию и, наконец, отказался увеличить цену на уголь. ДТЭК потерял все бюджетные потоки — дотации на шахты и оплату электроэнергии, производимой предприятиями «Донецкоблэнерго», «Лугансоблэнерго» и «Крымэнерго» (последний национализировали крымские власти).

Одновременно олигарх Игорь Коломойский принялся через суд оспаривать продажу государством акций компании «Западэнерго» Ахметову. В кулуарных разговорах власти намекали Ахметову, что «Западэнерго» и «Днепрэнерго» нужно продать, кому они скажут — и тогда все проблемы с регуляторами будут решены. Летом Хозяйственный суд Киева уже по иску генпрокуратуры признал незаконной приватизацию ДТЭКом 25% акций компании «Днепроэнерго».

Акция протеста шахтеров в Киеве, апрель 2015 года
Фото: Роман Щукин / ТАСС

В апреле 2015 года в Киев приехали шахтеры с угольных производств, они требовали отставки министра Демчишина. Шахтеры представлялись работниками предприятий Ахметова. Это была часть кризис-плана «Крепость», который разработали топ-менеджеры холдинга СКМ; он предусматривал создание «мягкой силы» в лице недовольных рабочих предприятий. Но план провалился; на топ-менеджеров угольных компаний завели дело по подозрению в финансировании действий, совершенных с целью изменения или свержения конституционного строя или захвата государственной власти.

Кроме того, весной 2015 года проблемы появились у еще одного крупного актива Ахметова — компании «Нефтегазодобыча». Один из районных судов Киева четырежды арестовывал счета и акции компании, а апелляционный суд эти аресты отменял. 9 июня председателя апелляционного суда Антона Чернушенко вызвали на допрос в Службу безопасности Украины, а затем через Верховную раду сняли судейскую неприкосновенность и обвинили в вынесении «заведомо неправосудных судебных решений». Чернушенко заявил, что на него давили из администрации президента с требованием принять нужное решение.

Миротворец

И вдруг давление на Ахметова прекратилось. Осенью 2015-го закрылись все уголовные дела топ-менеджеров угольных предприятий СКМ. Зимой 2016-го суд окончательно снял арест с «Нефтегазодобычи». Тогда же Высший хозяйственный суд подтвердил законность приватизации «Днепрэнерго». Более того, погромщиков офисов, принадлежащих холдингу Ахметова, начали преследовать милиция и прокуратура. У такого неожиданного поворота вскоре нашлось объяснение: издание Zn.ua рассказало, что Ахметов может возглавить Донецкую область — включая территорию, контролируемую Донецкой народной республикой.

Автор публикации, известный украинский журналист Сергей Рахманин рассказал «Медузе»: его источники подтвердили, что президент Украины Петр Порошенко встречался с Ахметовым и сделал это предложение; бизнесмен же ответил согласием.

«У него всегда была важная роль для Украины, как у мудрого человека с очень чувствительной совестью. Может, кто-то этого не понимал. А сейчас поняли», — говорит на это Новинский.

В пресс-службе Ахметова не стали опровергать ни факт переговоров, ни возможное согласие предпринимателя. «Ринат Ахметов готов на все, чтобы остановить войну и прекратить страдания людей», — заявили там. Сам Ахметов не дает интервью; на вопросы, которая «Медуза» передала ему через его пресс-секретаря Екатерину Остроушко, он не ответил.

По словам высокопоставленного источника, близкого к предпринимателю, Ахметов в последнее время часто бывает в Москве. «Если и есть какие-то переговоры, они страшно засекречены. Речь идет о красивом выходе России из региона под лозунгом „Мы защитили русских в Донбассе“. Обсуждаются условия статуса Донбасса — автономия, русский язык и так далее, — рассказывает источник. — Слух о назначении его главой Донецкой администрации — осторожная проверка общественной реакции на такие переговоры».

Не исключено, что Донецкую область возглавит не сам Ахметов, но один из лояльных ему людей. Таким человеком источник «Медузы» в окружении бизнесмена называет главу администрации руководителя ДНР Максима Лещенко. Он всю жизнь проработал на шахте «Ждановская», которая принадлежит бывшему менеджеру Рината Ахметова и соратнику по «Партии регионов» Игорю Гуменюку. Секретарь Совета безопасности ДНР Ходаковский подтверждает: Лещенко — человек Ахметова.

Разгрузка гуманитарной помощи от Фонда Рината Ахметова, декабрь 2014-го
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

По словам источника в окружении Ахметова, кандидатура Максима Лещенко может быть хорошим политическим решением: «Когда бы ни произошли выборы, именно на Лещенко будут менять [нынешнего главу ДНР] Захарченко — он умеренный, договороспособный, ничем не запятнавший себя представитель народа. А при отказе России финансировать ДНР единственный понятный источник средств — Ахметов».

Ахметов так и не поддержал ДНР, однако не дал местным жителям забыть о себе. Два года подряд Ахметов поставляет продуктовые наборы пенсионерам Донбасса: только в 2015 году — 4,6 миллиона комплектов. Всего с августа 2014-го Ахметов потратил на это больше 120 миллионов долларов.

«15 лет вывода бизнеса в „белое пространство“, строительство Донецка как памятника себе, а он именно так к этому относится, — все коту под хвост, — говорит высокопоставленный источник из окружения предпринимателя. — Ахметов крайне нуждается в возвращении Донецка Украине». «Его назначение главой Донецкой области было бы идеальным вариантом», — заключает партнер Ахметова Новинский.

Источник:

  • Власти.нет